Беженцы или наемники?

Наверное, не только мы обратили внимание на то, как выглядят «нелегалы» у границы Польши. Наверное, именно нам, украинцам, легче уловить выпадающие из внимания детали людей, чья страна не имела собственных беженцев. Действительно, когда речь идет о том, что кто-то был вынужден внезапно бросить все и бежать из дома, чтобы туда не возвращаться, это выглядит очень специфически. Наверное, в 14-15 годах многие видели это персонально. Здесь мы хотим обратить внимание на то, что беженцы и переселенцы – не одно и то же.

Первые бегут без ничего, взяв самое ценное, и часто этого ценного оказывается немного, поскольку любая война порождает некую прослойку мародеров, понимающих суть происходящего, как и то, что у беженцев есть нечто, чем можно поживиться. Короче, беженцы оказываются налегке и радуются тем, что посчастливилось хоть жизнь сохранить. Все остальные – переселенцы. То есть им не угрожала смертельная опасность, но они двинулись в путь, безразлично по какой причине. Это – важный момент, который разделяет этих людей на тех, кто спасал свою жизнь, и тех, кто мог бы жить дома, но решил уехать потому, что так захотелось или что-то заставило это сделать.

Отсюда следует, что беженцы – это отверженные люди, не имеющие средств к существованию. Именно это напирает ООН и даже некоторые деятели в ЕС, оценивая ситуацию на польской и литовской границе с Беларусью. Но откуда они взялись, эти беженцы? Для нас понятно, что если у тебя хватило денег на международный и довольно дальний рейс из Басры в Минск и если ты получил студенческую визу, то ты уже – не беженец, потому что у тебя есть время на то, чтобы собраться в дорогу, и деньги на эту дорогу.
Но эти люди оказываются у границы, и оказывается, что, прибыв из теплых краев, они довольно неплохо одеты по сезону в новую одежду, которая в их местах просто не нужна. Энтузиасты уже идентифицируют их верхнюю одежду и обувь, приводя цены по каталогам, и это – неплохая одежда, и наши соотечественники еще подумают, покупать ли ее, или искать что-то дешевле. Столь основательно подготовленных к условиям беженцев еще поискать надо. Ну, и плюс к тому, можно ни на что другое не смотреть, а только на то, как эта публика документирует репрессии польских пограничников.

Все читающие эти строки могут прямо сейчас посмотреть на свою мобилку и ответить на простой вопрос: вы пересели на Айфон 13? Нет? А на Айфон двенадцать? Тоже нет? Да что это такое! Впрочем, мы тоже на них не пересели, а тот, кто решит это сделать, должен потратить около тысячи долларов, в зависимости от модели. Так вот, у многих «беженцев» есть именно такие девайсы. А теперь просто представим: «беженец» неплохо и по сезону одет и обут, в руках держит смартфон, за который не стыдно, и при этом он не просто держит его в руках. Ничего подобного.

Он куда-то гонит сдержанно, а это значит, что оплачен пакет мобильных услуг. Возможно, он установил карточку местного оператора, но, скорее всего, у него – его старая карточка, чтобы с ним могли связаться родные, близкие и, наконец, проводник на той стороне, которая довезет его в Германию. А это значит, что ему хватает денег на оплату роуминга с жирным лимитом потоковых данных. Кто его знает, как с этим в Ираке, Сирии, а теперь уже и Мали (привет Вагнеру), но автору как-то пришлось порыться в тарифах египетских операторов связи, и там даже на месте, в Египте, идет веселая тарификация потоковых данных, в зависимости от переданного объема. Если в Ираке/Сирии/Мали такие же тарифы, то можно представить, сколько «беженцу» стоит этот стрим в роуминге. Однако, очевидно, его это не смущает.

Теперь еще один вопрос к коллегам: кто из вас в этом или в прошлом году был на отдыхе в Египте, Турции или Европе? Тех, кто не поднял руки, спрашиваем – почему? Наверное, потому, что в этом году Египет и Турция существенно подорожали из-за открытия этих стран для туристов из России, и многие решили отложить до лучших времен отдых, который стоит тысячу долларов на нос. И при этом никто никуда не бежит. Мы, и не только мы, подсчитали, что в зависимости от маршрута и других условий приключение «достигни Германии» может обойтись одному «беженцу» от 10 до 20 тыс. долларов.

Как вам ваша Турция с одним килобаксом против “беженца”, готового заплатить за свой квест в десять раз или в двадцать дороже? Такие деньги даже для поляка будут очень существенными, и за такие деньги он точно не будет играть в казаки-разбойники где-то на границе Беларуси и Литвы. Причем никто не может дать гарантии того, что, вывалив такую ​​немалую сумму денег, ты попадешь в эту самую Германию. А если не получится, что тогда? Но нет, они едут.

Еще один очень важный момент, который не могут или не хотят увидеть ни ООН, ни ЕС. Беженец по определению – сломанный человек. Его что-то настолько испугало, что он решился бросить все и бежать, спасаясь от какого-нибудь натурального ужаса. Это тяжелое состояние, ибо нужно время, чтобы осознать тот факт, что ты бросил насиженное место, где (возможно) жили поколения твоих предков. Если ты решил мигрировать, то некоторое время отвязываешься от всего того, что тебя держит дома, и тогда этот процесс проходит постепенно, а если ты не собирался этого делать, тебе приходится разрывать все эти связи сразу и по-живому.

Короче, это особое состояние психики, вроде депрессии. Когда у человека ускользает почва из-под ног, он теряет уверенность во всем и, в частности, в своих силах, – поэтому он и бежит. А теперь пусть каждый найдет понравившееся ему видео, но обязательно – со штурмом пограничной ограды, и оценит просто для себя: они, эти люди – сломанные?! Очевидно, что здесь и в помине нет ничего такого, что бы свидетельствовало об опустошении и угнетении. Они активно маневрируют и действуют находчиво и слаженно. А их организация, хотя бы с выбором места прорыва, говорит о чем угодно, только не о растерянности. Кадры видео, показывающие тысячную толпу людей, которые бредят вдоль автомагистрали до конкретного места, однозначно свидетельствуют о том, что это организованное мероприятие и что толпа связана внутренней дисциплиной и общими целями.

Да, у них нет оружия, но действуют они как настоящие наемники. Кто выставляет вперед женщин и детей и оттягивает их в тыл, когда начинают действовать штурмовики. А определенная часть этой группировки занята съемкой происходящего и выкладывает стримы в Сеть, давая информационное прикрытие мероприятия. Так, в кадры попадают «беженцы», свободно говорящие по-русски с белорусскими силовиками неустановленной принадлежности, поскольку на их камуфляже нет знаков различия, но это могут понять только те, кто знает русский, а у ООН и ЕС таких немного, и потому видос получается зачетным.

И если все это собрать вместе, то образ «беженца» улетучивается, а на его месте оказывается вполне обеспеченный и неплохо экипированный пассажир, действующий легко и непринужденно. Легкость здесь в том, что если семья из трех человек уложилась в этот квест своими деньгами по 10 килобаксов на нос, то здесь разыгрывается судьба целого состояния, как на жителя бедной страны. А если у них “жирный” вариант с бюджетом 20 тыс. на нос, то пусть каждый прикинет, как бы он переживал за результат мероприятия, в которое он вложил столько своих денег. Но по этим людям не скажешь, что их это волнует.

Отсюда следует, что все эти беженцы гуляют не за свои. Они получили подъемные именно за цирк, который они устраивают – с прорывом границ, воем, смрадом и т.д. Этому выводу можно сделать вот на каком основании. Из открытых источников стало известно о том, что только состоялись переговоры министра иностранных дел Збигнева Рау с его турецким коллегой Мевлютом Чавушоглу по поводу перекрытия потока мигрантов в Беларусь.

В свою очередь, основанием для этой встречи стали видеокадры, на которых беженцы показывают белорусские визы в своих паспортах, полученные в Беларуси, а в Минск они прилетели из Стамбула самолетами турецких авиалиний. Чавушоглу пообещал перекрыть этот канал поставок нелегалов в Беларусь, и граждане Сирии или Ирака теперь не смогут использовать Стамбул как место сбора и ключевой пункт транзита. Это – очень важный момент и вот почему.

Как известно, вся эта эпопея имеет своей основой то, что фрау Штази, кроме массы других своих подвигов, совершила еще один. Она пропихла самое либеральное миграционное законодательство в Европе, и для любых мигрантов Дойчландия стала местом, куда стремятся все. Там довольно легко можно приобрести статус беженца и натурализироваться и стать гражданином Германии. То есть, в отличие от той же Польши, правительство Германии достаточно либерально относится к переселенцам из Ирака или Сирии.

Но если граждане этих стран попали в Стамбул, имея по 10-20 тыс. долларов на нос, то почему они не получают немецкой визы и не летят, скажем, в Мюнхен или Франкфурт-на-Майне? Перелет будет стоить примерно столько же, получить туристическую визу можно, показав наличие денег и бронирование гостиницы, и в итоге все мероприятие окажется в разы дешевле и хотя бы не нужно будет платить белорусским силовикам и «перевозчикам» из Литвы и Польши, а главное – не нужно делать нервы на границе. Зачем же себе усложнять жизнь?

Ответ на этот вопрос расставляет все по своим местам. Правда, его никто кроме нас не ставил. Все, что мы описали выше, наталкивает на мысль, что участникам этого перфоманса нет нужды тратить свои деньги. А скорее всего у них и нет таких денег. Им их вручили, но не для того, чтобы прямо ехать в Германию, а чтобы двигаться по вполне определенному маршруту – через Беларусь и через прорыв границы.
Но в таком случае нужно выяснить, кто же этот богатый Буратино, что может сорить деньгами в таком масштабе? Если мы возьмем лишь недавний эпизод с массовым прорывом и согласимся, что на пике толпа насчитывала 2 тысячи человек, то если им заплатить по 10 тыс. долларов на нос, то получится 20 миллионов долларов, а это не такие уж большие деньги для такой огромной операции. Тем более если понимать, откуда берутся эти деньги.

А здесь все просто. Кто контролирует Сирию – всем понятно, и откуда там берутся деньги – тоже понятно. В Ираке работает целая кисть российских нефтяных компаний, ну, а что такое российская компания в любой стране, рассказывать излишне. То, что часть персонала работает не столько в компании, сколько в местной резидентуре, даже и говорить не стоит, причем именно в Ираке им легко развернуться потому, что очень много тамошних деятелей, в частности военных, которые сейчас находятся на важных должностях, учились еще в совке или в РФ и с тех пор хорошо помнят, что “Ленин такой молодой…” и так далее, фрау Штази не даст соврать.

Но показателем стали последние дни, когда в гуще людей с арабской внешностью стало появляться все больше чернокожих «беженцев». Еще недавно их не было, а теперь они становятся все более заметными, особенно когда одеты в пуховики. Так вот, оказывается, что они «бегут» из Мали, а как мы знаем, там недавно окопалась ППК «Вагнер». Причем из соседних с Малыми стран “беженцев” нет, а эти – вот они они, и их становится все больше.

Таким образом, люди, которые все это выполняют не за свои деньги, попадают под определение, данное Шекспиром или Петраркой: «Кто девушку поит, тот ее и танцует». То есть есть наемники, которые за определенную плату действуют так, как им сказано. Ну а те, кому удается прорваться, срывают джек-пот. А все это вместе приводит к мысли, что вещи надо называть своими именами. Если это не беженцы, а наемники, то и относиться к ним следует соответствующим образом. В противном случае – ты не понял правил гибридной войны и будешь вести бой с тенью.

Share

You may also like...

Залишити відповідь

Ваша e-mail адреса не оприлюднюватиметься. Обов’язкові поля позначені *