Церковь отделена от государства. Итак, верующие не имеют права голоса?

Анатолий Бабинский, сотрудник Института религии и общества в Украинском католическом университете, объясняет, что же означает, что Церковь отделена от государства

– Когда говорится, что у нас Церковь отделена от государства, то утверждается, что именно поэтому религия никоим образом не должна присутствовать в публичном пространстве: ни в образовательных учреждениях, ни в каких-либо государственных мероприятиях и тому подобное. Здесь, мне кажется, мы имеем дело с очень сильной пидминую понятий, поскольку отделения Церкви от государства означает отделения государственных органов власти от церковных институтов. То есть эти две структуры существуют автономно друг от друга, они не являются целостным органом власти.

Церковь, то есть ее иерархия, его институты, существующие в государстве, – функционально, структурно – на самом деле отделена от государства, от государственной власти. Но Церковь не отделена от общества. И именно здесь кроется этот момент: если мы говорим о том, что государственная власть не может влиять на то, что происходит в Церкви, а Церковь, как структура, не должна была бы влиять на органы государственной власти, – с этим все понятно. Но это не значит, что Церковь не имеет права существовать в обществе, в публичном пространстве.

Разделить Церковь и общество невозможно в принципе, потому что Церковь – это часть общества, а общество – часть Церкви. Поэтому, если мы говорим, что Церковь, будто хирургическим скальпелем, должна быть отделена от всего, что есть в государстве, то тогда я, как верующий не должен был бы иметь право голосовать на выборах Президента, потому что я, как верующий, голосуя за того или иного кандидата, буду руководствоваться своими религиозным взглядам. Зато мне предлагается следующее: если я верующий и сижу в доме, у меня есть право помолиться; а когда я выхожу на улицу, я должен переключать свой ум на какой-то такой секулярный манер и переставать быть верующим. И я якобы не должен прибегать к каким религиозных аргументов, отстаивая свои взгляды в публичном пространстве, поскольку публичное пространство должно быть, так сказать, стерильным от любых религиозных мотивов или любых религиозных взглядов.

Я должен жить как шизофреник: дома я должен быть верующим, а когда выхожу на улицу, то должен быть если не атеистом, то по крайней мере агностиком, то есть никак не проявлять свою веру. Это мне даже может быть запрещено. Этот парадокс очень хорошо когда сформулировал один французский философ, Шарль Пеги, насколько я помню. Он сказал: «От меня требуется отречься моей веры, потому что мой оппонент не верит ни во что». Поставляя такую ​​«стерильность» публичного пространства, в котором на самом деле навязывается много ценностей и идей, мне абсолютно запрещается руководствоваться моими религиозными взглядами, когда я выхожу в публичное пространство. Сказать, что это какое-то справедливое общество, мне лично очень трудно.

Прежде всего потому что эти вещи подаются нам под лозунгами «европейскости», равенства. В первую очередь – «европейскости». Когда Украина хочет быть европейской, она должна быть именно такой. Но это миф, что в Европе отсутствует религия. Европа на самом деле пережила очень сильный этап секуляризации, в храмах стало меньше людей, но они есть. Если мы будем сравнивать статистически, сколько у нас есть храмов и сколько у нас есть людей, то получится примерно одно и то же. Религия присутствует и в публичном пространстве. Если мы посмотрим на такую ​​страну, как Германия, которая является одним из двигателей Европейского Союза, то увидим Ангела Меркель относится к Христианско-демократической партии. На политическом уровне присутствуют четкие идентификаторы, что эти люди являются верующими, что они не отказываются от своей религии, религия вдохновляет их на те или иные политические программы. И не следует также забывать, что и сам Европейский Союз был сформирован на принципах католического социального учения, так как и Аденауэр, и Гаспари были глубоко верующими католиками, и они эту послевоенную Европу строили именно на тех принципах, о которых нам говорит социальная доктрина Церкви.

Мне часто приходится разговаривать с коллегами из Западной Европы, которые помнят этот проект постулювався как то, что строится именно на социальных принципах Католической Церкви. И они говорят: «То, что сейчас, это вообще не то, чего мы хотели». Но дело в том, что Европа – это цивилизованная часть мира. И она имеет определенные механизмы обновления.

Она способна еще раз переосмыслить и вернуться к тем принципам, из которых все начиналось. И я верю, что рано или поздно так будет.

Зато в Украине это все происходит очень по-варварски. Нам бросают какие-то лозунги и говорят: «это Европа, а это – не Европа». И если, например, мы рассмотрим вопрос присутствия Церкви или религии в публичном пространстве, в частности в образовании, то увидим, что на Западе существуют католические школы, католические детские сады, католические университеты, которые вообще стали первыми университетами в Европе. Так, сегодня богословский факультет в них не является центральным и ключевым, но они возникли именно из этих факультетов. Более того, Церкви имеют право создавать собственные заведения. Церковь имеет это право во всех цивилизованных странах.

А в Украине мы часто слышим, что это отрицается, поскольку Церковь таким образом будет, так сказать, «негативно влиять на разум» молодых людей, детей и тому подобное. Но это не европейский подход, это – советский подход. Первое, что сделали большевики, когда пришли к власти, – выгнали Церковь из учебных заведений. Религия считалась «опиумом для народа», поэтому первое, что сделали большевики, это устранили религию из школ. Принцип, который сейчас время от времени упоминается, что у нас Церковь отделена от школы, достался в наследство именно от Советского Союза. Это не европейский принцип. К сожалению, сейчас мы часто имеем дело с такой манипуляцией, когда нам говорится, что это цивилизованно, хотя в действительности это не так. Пусть поедут в Германию, пусть поедут в Америку и в этом убедятся.

Share

You may also like...

Залишити відповідь

Ваша e-mail адреса не оприлюднюватиметься. Обов’язкові поля позначені *